Дмитрий Губерниев: «Я – Бременский музыкант!»

Дмитрий Губерниев – большой человек. В смысле – большой человек. Большой по росту. Когда идешь рядом с ним, твоя макушка на уровне его груди. Наверное, мы все должны казаться ему детьми. Большой по реакции окружающих. Мы некоторое время не могли войти в Главный корпус: народ закупорил проход и молча глазел на гостя. А на фразу напирающих сзади людей: «Ну, чего стоим?» задумчиво отвечал: «Вы что, это же Губерниев…»

Дмитрий Губерниев – известный спортивный комментатор, журналист, телеведущий. Недавно мы встретились с ним и решили узнать о его жизни побольше.

- Дмитрий, вы вообще кто?

- ???

- Вот Николай Озеров, великий комментатор, когда его спрашивали: «Кто вы по профессии?», всегда отвечал: «Я артист». А кто вы? С кем себя идентифицируете?

- Ну, Николай Николаевич, кроме того, что был выдающимся спортсменом, многократным чемпионом Советского Союза по теннису, имел еще артистическое образование. Да и сам он родился в артистической семье. Так что он имел полное право называть себя артистом. Я его преданный поклонник, очень внимательно изучал его биографию, даже застал его в эфире.
А я вот Бременский музыкант. Мой девиз по жизни: смех и радость мы приносим людям!

- И как? Нравится?

- Да я вообще очень счастливый человек. Сижу ору, а мне еще за это и зарплату дают. Знаете, как получается «болею за сборную за деньги» (смеется). С недавних пор живу с таким раздвоенным сознанием. Есть большое количество поклонников, которым я нравлюсь. А есть небольшое количество ненавистников, которые пишут, что не переваривают меня в том или ином виде. Но все это мне на самом деле придает силы. Если быть совсем честным, то конечно я чувствую обратную связь при общении с публикой и на разных мастер-классах в учебных заведениях. Во многих ВУЗах и преподавал, и преподаю. Сейчас работаю на факультете журналистики МГУ, думаю поработать и в РГСУ.

- Как решили стать комментатором? Это был какой-то внезапный «щелчок» или долгий путь?

- А я больше ничего делать не умею (смеется). Всегда любил разговаривать, на уроках в основном. Но я же хотел стать большим спортсменом, занимаясь греблей, а вот и не получилось. Потом подумал, что институт физкультуры все-таки надо закончить, хотя тогда уже приходили мысли о журфаке. Только вот диплома журналиста до сих пор нет. Так и пришел к работе комментатора.

- И где нынче учат Бременских музыкантов от спорта?

- Я поступал в главный физкультурно-спортивный ВУЗ страны, по образованию преподаватель физической культуры-тренер. Закончил с красным дипломом, там только две четверки. В школе я учился похуже, потому что знал куда буду поступать, когда понял, что мне нравятся спортивные тематики, начал активно выбирать специализацию. Один раз в школе мне дали проверить свое сочинение и найти одну ошибку, я ее не нашел. Оказалось, написал слово чувство без «в». Потом взял себя в руки и при поступлении написал сочинение вообще без единой ошибки. Там была интересная история, темы были про любимого тренера, спортсмена и поэта. Я подумал, что абсолютно все буду писать про спортсмена и тренера, а я взял и написал про Некрасова, как «забацал», получил хорошую оценку. Мне было интересно учиться, я совсем не тусовался, в начале 90-х жизнь была сложнейшая, приходилось работать. С теплотой и улыбкой вспоминаю студенческие годы. Вся жизнь у меня связанна со спортом. Я не плохой лыжник, когда-то меня учил Владимир Кузин. Это один из легендарнейших лыжников, просто король. Еще я ходил на занятия техники речи и мастерства эфирного выступления. Как я уже говорил, у меня нет диплома журналиста, а я негодяй преподаю журналистику (смеется). На самом деле, я как человек практический, находящийся на телевидение с удовольствием всегда поделюсь со всеми опытом, расскажу какие-то интересные истории.

- А вот если не комментатор и не спортивный журналист, то кто?

- Ой, не знаю. Наверно стал бы талисманом, которые ходят на баскетболе, на хоккее, меня даже можно на ходули цеплять (смеется). Так что закроют телевидение, пойду туда, меня возьмут.

- Что в жизни доставляет вам наибольшее удовольствие?

- Однозначно общение с людьми. Да вообще главное люди, мы сильны людьми. Сейчас обращаю внимание на кризисный момент в обществе, я считаю, что если мы по-настоящему большая, великая страна, то нужно обращать внимание на образование и здравоохранение. Вот, например, студенты нынешнего поколения фактически последние, кто застал или застает педагогов из того времени. Советская система физического воспитания и образования, она в общем неплоха, и вот в этом смысле такое удивительное время. С недавних пор люблю общаться с молодежью. У нас есть умные ребята, у которых горят глаза. Мне хоть и 41 год, но в душе мне вообще 12 (смеется). Знаете, почему? Потому что самый счастливый возраст был при чемпионате мира 1986 года по футболу, мы тогда с утра и до вечера играли в футбол.

- Какие телевизионные программы больше всего нравится вести?

- Ну, конечно, биатлон. Но как-то недавно разговаривал с руководством канала «Матч ТВ», и они говорили, сколько я еще буду вести разные шоу, не надоело ли мне. А мне вот не надоело, наоборот нравится.

- Среди ваших поклонников много женщин, что для вас главное в них?

- Это самое главное, что много женщин. Ведь в шоу-бизнесе мало осталось мужчин, только я и Басков (смеется). Да как-то все главное, женщины вообще лучше мужчин, женский спорт лучше, чем мужской. Даже сравнить нельзя женщин и мужчин.

- Как вы относитесь к женщинам в мужских профессиях, например, спортивный комментатор?

- В моем любимом фильме «Человек с бульвара Капуцинов» есть сцена, где замечательный артист Михаил Светин сидел и разговаривал с попугаем, и он сказал: «Вот если женщине что-то не дать, она пойдет и возьмет сама». Я надеюсь, что ответил на вопрос.

- Какие напутствия можете дать людям, которые хотят работать в сфере спортивной журналистике?

- Во-первых, «знать предмет». Во-вторых, не стесняться задавать вопросы, не стесняться быть смешным. Я вот вообще не стесняюсь быть смешным, вечно надо мной все смеются, и это прекрасно. У меня раньше была программа «Сборная России», что мы там с коллегами только не делали, да и сейчас, что мы только не делаем на биатлонах.
А остальное, по идее, придет само.



Дюмина Яна

88